Лучше гор – только горцы

Сейчас кажется невозможным такое количество встреч и знакомств, которое происходило практически ежедневно. И о каждой встрече есть что рассказать.

(Продолжение, начало в № 40 от 30 сентября)

 

Так, накануне поездки в Цада мы побывали в музее изобразительных искусств г. Махачкалы.  Он содержит крупнейшую коллекцию народного искусства, включающую более 20 видов, в том числе оружие, керамику, художественное серебро, ковры, резное дерево, ткачество, камень. А помимо искусства Дагестана  в музее представлены богатые коллекции русского, западно-европейского и искусства Востока.

 

Дорога в горы

 

На следующий день с утра пораньше за нами заехали сотрудники Республиканского центра детско-юношеского туризма и краеведения Гаджи Гусейнович Ибрагимов и Сидрат Алибегова, чтобы отвезти нас в Цада и Хунзах – на родину Расула Гамзатова. Знакомиться с особенностями и достопримечательностями республики мы начали буквально с первых минут нашего путешествия.

Нас поразили новостройки частных домов на окраине Махачкалы. Они стояли буквально прижавшись друг к другу, хотя свободного места в предгорной долине было более чем достаточно. –  Почему так близко один от другого стоят дома? — полюбопытствовала я. – А это для того, чтобы при необходимости можно было постучать в стенку и сосед услышал и откликнулся на зов, — пояснила Сидрат и рассказала о том, что соседи живут в Дагестане очень дружно, буквально как родственники, и в трудные моменты всегда помогают и поддерживают друг друга, и радуются тоже сообща.

И ещё нас поразило множество коров, ставших в наших местах уже редкостью, самостоятельно гуляющих и на окраине Махачкалы, и в долинах, и в горах, и даже на дорогах.

А вот и Буйнакск – бывшая столица Дагестана, город, печально известный крупным терактом в сентябре 1999 года. Внимательно вглядываемся в улицы и дома. Что таится в них? Сидрат училась здесь в педагоическом колледже и делится с нами самыми тёплыми воспоминаниями об этом городе своей студенческой юности.

Проезжаем самый длинный на Кавказе Гимринский туннель (4304 м). Он хорошо освещён и оснащён вентиляцией, сигнализацией  и телевизионным наблюдением. Строительство началось в 1980 году, а окончательно его запустили в эксплуатацию в октябре 2012 года. Конечно, у этого грандиозного сооружения существует и своё диспетчерское управление. Тоннель соединяет Буйнакск и село Гимры.

Далее дорога идёт по Гимринскому ущелью – эпицентру всех Кавказских войн ХIX-XX и начала нынешнего веков. Спрашиваю, когда была здесь последняя война. Оказалось – неделю назад. Именно здесь, в Унцукульском районе, дагестанские силовики выследили  жалкую горстку  недобитых участников незаконных вооружённых формирований и уничтожили их.

Мы подумали, что боевиков в Дагестане больше нет, и дальнейшая дорога абсолютно никакой опасности не представляет. Однако на ближайшем посту ДПС нас остановили, поинтересовались, кто мы и куда путь держим. Ведь после завершения спецоперации прошло всего несколько дней (ехали мы 19 августа). Сотрудником постовой службы оказался наш земляк из Пучежа, естественно, он пожелала нам доброго пути.

Проезжаем Ирганайскую ГЭС, расположенную на реке Аварское Койсу, едем по берегу Ирганайского водохранилища, наполненного водой бирюзового цвета. В Шамилькале –  современном посёлке гидростроителей – к нам присоединился Шамиль Нурмагомедов – руководитель объединений РСДЮТЭ Унцукульского района, увлекается резьбой по дереву, фотографией, пишет картины. Кстати, в Дагестане в каждом посёлке есть своё ремесло. Унцукуль – родина Шамиля – славится инкрустированной резьбой по дереву, Кубачи –  художественной ковкой металла, Гоцатль – плетением филигранного  кружева из золотых и серебряных нитей. Разговорились о воспитании. «Самый главный капитал – это дети, — говорит Шамиль. — Нужно вложить в них как можно больше своей души, передать свои умения в ремёслах, привить любовь к родине, чтобы выросли они настоящими патриотами».

Горные пейзажи сменяют друг друга, ущелье то расширяется, то горы  подступают к самой дороге. Дух захватывает от величественных, экзотических для нас, жителей равнины, зубчатых, неприступных, причудливых видов каменных громад.

 

На родине поэтов

 

Вот и Хунзахское плато. Подъзжаем к родине народного поэта Дагестана Гамзата Цадасы, стихи которого стали классикой дагестанской литературы. Расположено плато на солнечном склоне аула Цада. А его сын,  Расул Гамзатов, прославил этот аул и Дагестан на весь мир.

Отдаём дань памяти Гамзату Цадасе и Расулу Гамзатову у памятников поэтам, поднимаемся по тропинке к дому-музею и вдруг… прямо к нам под ноги скатываются два яблока. Поднимаем головы, деревьев рядом нет. Что за чудеса? Мгновенно вспоминается, что 19 августа Яблочный Спас, Преображение Господне, явление Божественного величия и славы Иисуса Христа перед тремя ближайшими учениками во время молитвы на горе… Даже гора есть, на которую мы почти поднялись, и два невесть откуда скатившихся яблока…  Чудеса! Удивительно, но в исламскую ныне Республику Дагестан христианская вера пришла раньше, чем в Киевскую Русь. Ещё в V-VII веках грузинские христианские миссионеры принесли православие в западные районы Дагестана. А в XIII веке в Аварии, в которой и находятся Хунзах и Цада, и в Табасарании (Южный Дагестан) позиции христианства были довольно прочными, но позднее оно постепенно уступило место исламу.

В литературном мемориальном музее Гамзата Цадасы интереснейшую экскурсию проводит для нас Айшат Патахова, бесконечно влюблённая в своё дело, в семью Гамзатовых, в поэзию и в хунзахские просторы. Здесь бережно сохранены предметы быта, обстановка комнат, вещи, которыми пользовался народный поэт Дагестана и государственный деятель Гамзат Цадаса. Много интересного мы узнали о нём из рассказа Айшат.

В 7 лет, оставшись без отца, отучившись в медресе, он был имамом и судьёй в родном ауле, потом работал на железной дороге, на лесоповале, занимался сельским хозяйством. При советской власти был редактором газеты, председателем шариатского суда, работал в горисполкоме и все время писал мудрые стихи, басни и сказки для детей. В 1950 году был избран депутатом Верховного Совета СССР, также неоднократно избирался депутатом Верховного Совета Дагестана, награждён орденом Ленина, лауреат Сталинской премии.

Талантливыми и известными оказались и дети Гамзата Расул и Гаджи, родившиеся здесь же, в Цаде.  Его младший брат Гаджи был известным советским и российским учёным, литературоведом и востоковедом, членом Российской Академии наук и занимал много высоких и почётных должностей в Дагестане. В 70-е годы был министром культуры Дагестанской АССР.

И вот мы в гостеприимном доме главы хунзахского района Саида Камиловича Юсупова. На столе — дары природы: сливы, яблоки, горный мёд в сотах и без, свежеиспечённый хлеб, настоящая сметана, домашний сыр, сладости, ароматный чай. Приятное дружеское общение и ощущение, что мы давным-давно знаем друг друга.

После тёплого прощания едем в Хунзах. Там нас ждёт встреча с Саадат Гасиновой, научным сотрудником местного краеведческого музея, которая проработала в нём более 30 лет. Музей находится в доме, построенном в 1867 году для русского полковника Олега Ильича Чупанова. Множество комнат, заполненных старой хозяйственной утварью,  поделками художественно-прикладного творчества, запылившимися чучелами зверей, птиц и рыб, выловленных в незапамятные времена… Саадат (значит, «счастье») сожалеет, что времени на осмотр музея у нас совсем мало, нас ждут в горном ауле с очень красивым названием Хариколоб (травяной хуторок).

 

Травяной хуторок

 

Едем по серпантину грунтовой дороги. Посёлок, в буквальном смысле слова, прилепился на довольно крутом склоне горы. Останавливаемся у школы. Очень стройные (лишний вес, видимо, не позволяют набрать горные тропинки), а потому кажущиеся совсем юными учительницы готовят школу к новому учебному году. Радушно приглашают нас пройти в здание. И здесь – свой музей. Очень чтят свою историю дагестанцы, даже в небольших аулах (в школе чуть больше 30 учеников) сохраняют память, хорошо понимая, что без прошлого и будущего не будет. Свежевыкрашенные полы, отремонтированные классы. Заглядываем в один из них. Что это?  Голубые стены, голубые парты и пол… тоже голубой, кажется небо упало с высоты в это помещение…

А нас приглашают в машину и везут по серпантину ещё выше – в этнический музей – настоящую саклю горца, где нас встречают дети, одетые в национальные одежды, рассказывают о своих обычаях и подают традиционную горскую еду: хинкали, вяленую колбасу и куракадул карщ (кураговую кашу). А окно открывается, кажется, в бездну, потому что кроме неба в нём ничего не видно, но если подойти поближе и посмотреть вниз, то дух захватит от глубины открывающегося ущелья. Кстати, внизу и школа, но отсюда она  кажется совсем крошечной, чуть больше спичечного коробка. Но зато отчётливо видно, что крыша у неё – тоже голубая. Воистину, небо свалилось на хариколобскую школу, благословляя её обитателей своим близким присутствием.

На обратном пути вновь подъезжаем к школе. Прослышавшие про Яблочный Спас учительницы выносят нам огромный пакет экологически чистых, вызревших на горных склонах яблок, которые потом мы будем жевать целую неделю и в Махачкале, и в Дербенте. И мне ничего не остаётся, как порадовать учительниц своими стихами, которые они слушают, затаив дыхание, принимая нас, по всей видимости за гостей из самой первопрестольной. Уместно заметить, что к творчеству и к художественному слову в Дагестане относятся по-прежнему бережно, по-особому уважают и ценят писателей и поэтов, понимая, что именно они держат нацию, а вовсе не политики, законодатели и бизнесмены. И наверное поэтому горские учительницы дружно выходят проводить нас  и долго  потом машут вслед.

 

«Аул Унцукуль я считаю чудом»

 

И уж, конечно, Гаджи Гусейнович и Шамиль просто не могли не показать нам свою родину – районный центр Унцукуль.   А также родину Фазу Алиевой и легендарного Махача Дахадаева – первого военного комиссара свободного Дагестана,  в честь которого город Порт-Петровск в 1921 году был переименован в Махачкалу.

И здесь большой музей этнокультуры и боевой Славы, и здесь чтят героев Великой Отечественной,  и здесь воспитывают патриотов и настоящих граждан России, здесь организованы спортивные секции, занимаются краеведением, изучают историю, и все стены внутри и снаружи увешаны цитатами великих классиков, облагораживающими душу. А центральное место отведено стихотворению Расула Гамзатова, заканчивающегося словами: «Друг друга по возможности любите, Любовь – вот снадобье от наших бед». Надо же, горцы, проявив твёрдость, не отказались от идеологического воспитания подрастающего поколения, как случилось в наших школах в годы перестройки. И мальчишки хорошо знают, что у них есть родина, которую надо уметь защищать. Кстати, в Махачкале в одной из школ, в которой нам, к сожалению, побывать не пришлось, на первое место по отношению к общеобразовательным дисциплинам поставлена именно патриотическая, токсовская (ТОКС – телевизионный отряд краеведов-следопытов) работа.

…Дружеский обед с немногословными, увлечёнными своей работой, подтянутыми тренерами юных туристов, фотография на память… Время неумолимо приближается к отъезду, и пора покидать «Орлиную гору». Впереди неблизкий обратный путь. Как показал спидометр, за день по горным дорогам мы накрутили почти полтысячи километров. Нас ждало вечернее Каспийское море, а завтра – загадочный и желанный Дербент.

(Продолжение следует)

 

Г. СОЛОГУБ,

член Союза писателей России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика