Пропавший без вести солдат вернулся на родную землю

В сорок первом в этих местах деревьев и кустов не было. Те же, которые и росли, ушли на оборудование блиндажей, окопов.

Весь июль и август 1941 г. ленинградцы из трудармии возводили здесь укрепления Слуцко-Колпинского сектора Красногвардейского укрепрайона. Враг  рвался к Ленинграду и к 8 сентября заключил город в стальные клещи блокады. Красногвардейск (Гатчина)  взят 13 сентября, враг вышел на Пулковские высоты 15 сентября, Слуцк (Павловск) взят 17 сентября, город Пушкин — 18 сентября. Дальше — Колпино и прямое Московское шоссе на Ленинград.

В состав системы обороны Колпинского сектора  входили два противотанковых рва: 1-й и 2-й, глубиной 6 и шириной 12 метров. Второй  противотанковый ров начинался южнее деревни Ям-Ижора, пересекал  железную дорогу и выходил к Неве. Часть его проходила рядом с Колпино. Наши войска не сумели его удержать. К двадцатым числам сентября положение во всей полосе района стабилизировалось, и немецкое командование оперативно перешло к усилению позиций. На нашем же укреплении немцами были возведены доты и дзоты, по обеим сторонам рва три ряда проволочных заграждений, противотанковые заграждения, минные поля, пулемётные гнёзда. До конца сентября 1941 г. шли местные позиционные бои.

Этому способствовали стойкость и героизм частей и соединений 55-й общевойсковой армии РККА, державшей оборону на этом участке фронта. Затишье длилось недолго. Наше командование стремилось постоянно прорвать блокаду.  С осени 1941 до весны 1942 г. здесь были проведены несколько наступательных операций. Всем известен «Невский пятачок», который стал олицетворением самопожертвования  советских солдат. К сожалению, оказался забытым  такой же  героический участок ленинградской обороны – участок 2-го рва.

В донесении наркому обороны от 3 октября 1941 г. Г.К. Жуков и А.А. Жданов сообщали о задаче, поставленной 55-й армии: “Внезапной атакой левым крылом, вводом в бой свежих 125 и 268 сд (сд — стрелковая дивизия) со средствами усиления при поддержке фронтовой авиации нанести удар в общем направлении Колпино, Ульяновка, Любань с ближайшей задачей овладеть рубежом Чёрная Речка, Саблино”.

Это только красиво звучит про «свежие» дивизии. На время вступления 55-й армии в бои за Ленинград  в нее входили 70-я, 90-я, 168-я, 237-я стрелковые дивизии, 1-я и 4-я дивизии народного ополчения, 2-й стрелковый полк, Слуцко-Колпинский укрепленный район, авиационные, танковые, артиллерийские и другие соединения и части. К моменту начала контрнаступательных действий в октябре 1941 г. Слуцко-Колпинский укрепрайон был уже расформирован, его остатки пошли на пополнение других частей. Дивизии народного ополчения почти полностью полегли. Стрелковые дивизии имели в своём составе 30-40 % активных штыков.  «Свежие» 125-я и 268-я сд были накануне выведены из состава соседней армии, наспех пополнены необученным личным составом и имели всего 50-55% активных штыков. На первом этапе были брошены в атаки 125-я и 168-я сд. В последующие дни ров несколько раз переходил из рук в руки и в итоге остался за немцами. Возобновившиеся в середине октября бои за противотанковый ров к успеху не привели.

25 ноября поступил приказ командующего армией выбить немцев из противотанкового рва. В операции участвовали 70, 72, 56, 90, 125, 268 дивизии.

Атаки, рассчитанные на внезапность, успеха не принесли. Уже в первую неделю боёв под пулемётно-артиллерийским огнём полегли тысячи бойцов Красной Армии. В следующие пять месяцев бойцы разных дивизий предприняли более 10 попыток прорвать линию обороны. На некоторых участках безвозвратные потери 55-й армии составляли до 15 тысяч человек в месяц. Численность 268-й дивизии в критические моменты доходила до 700 активных штыков, от батальонов оставалось по 50-30 человек. Успеха 55 армия так и не достигла. В полосе 125-й сд удалось лишь на несколько дней выбить противника и удержать около 500 метров рва. При этом вся дивизия уместилась в этом рву и вела бои.

Измотанные до крайности  дивизии первого эшелона ненадолго отводили в тыл и пополняли новобранцами. Их место занимали другие дивизии и воинские части. Тылом был Ленинград. Такая мясорубка продолжалась до мая 1942 г.

***

16 декабря 1941 г. в далёкой от северной столицы деревне Золотниковская Пустынь Тейковского района Ивановской области получила письмо семья нашего земляка, сражавшегося на фронте. Почтовый штемпель указал, что письмо было отправлено из Ленинграда. Сколько радости было, сколько счастья! Жена солдата наверняка побежала в соседнее село Морозово, где жили его родители, поделилась с ними радостью. Вместе много раз перечитывали письмо. Жив! Воюет! Даже не ранен!

Это было последнее письмо, которое получила от своего мужа Клавдия Васильевна Кузнецова, жена солдата. Она растила дочь Лидию, которой в то время было семь лет и она пошла учиться в Золотниковскую начальную школу. Их хозяйство в похозяйственных книгах исполкома Морозовского сельсовета значилось под номером 426. Всё как у всех: дом с двором, корова, пара овец, ягнята, огород. Ни родители, ни жена, ни маленькая дочка не знали тогда, что их сын, муж, отец пропадёт без вести. Отец солдата пытался искать своего пропавшего сына. Семья ведь даже извещения о смерти (“похоронку”) не получила. Там хоть указывалось, где захоронен погибший. А тут?! Нет места захоронения, вообще неизвестно погиб или выжил? Уже в послевоенный период в Тейковском РВК (райвоенкомате) составлен документ: Донесение № 80313 от 17 сентября 1946 г. «Именной список безвозвратных потерь рядового и сержантского состава по Тейковскому райвоенкомату Ивановской области», где на второй странице списка под номером 31 значился Кузнецов Василий Петрович, 1914 года рождения, место рождения: Ивановская обл., Тейковский район, д. Иудкино, призван 23.6.1941 г. Тейковским РВК. Специальность: радист. В графе: «Когда и по какой причине выбыл», значится: «Можно считать пропавшим без вести». В графе «Примечание» карандашом сделана пометка: «пр б/в IV/42», что бесспорно означает, что рядовой Кузнецов числится выбывшим с апреля 1942 г. Больше тогда ничего узнать не удалось. Имя нашего земляка с пометкой: «пропал без вести», было внесено в «Книгу памяти Ивановской области».

***

За долгие годы, прошедшие после войны, 2-й противотанковый ров, страшное место гибели десятков тысяч воинов, заваливался мусором, автомобильными покрышками, грязью. По краям выросли деревья. Следы же рва до сих пор видны. Много лет подряд в районе кровопролитнейших боёв не прекращают работу поисковые отряды, которые ежегодно находят и поднимают десятки останков солдат.

В июле 2017 г. здесь прошла совместная «Вахта памяти» 90-го отдельного специального поискового батальона Министерства обороны РФ, военно-исторического центра СЗФО (Северо-западного федерального округа) и ОМИППО (Общественная межрегиональная историко-патриотическая поисковая организация) «Доблесть». Поисковики вскрыли около 200 м рва. Углубляться пришлось на 6 метров, осушая ров участками, вкапываясь в грязевую жижу. Землю и глину с отвалов приходилось буквально просеивать, перебирать вручную. А это более полутора тысяч кубических метров грунта. Одновременно в работах принимали участие до 50 человек.

— В этот ров скинули многих, – рассказал руководитель экспедиции Сергей Мачинский. – В ботинках и сапогах после летних боёв, в валенках и шинелях после зимних, распухших от жары и солнца, скованных в последнем рывке морозом.

На сей раз поисковики за время «Вахты памяти» нашли и подняли останки 42 бойцов и командиров Красной Армии.  Как всегда в таких случаях поисковики надеются на удачу, всегда хочется не просто найти павших, но и установить их личность, родственников. В этот раз удача улыбнулась дважды. Одного бойца удалось опознать по подписанному патронному подсумку. Другая находка позволила оперативно найти родственников погибшего. Бойцам выдавались специальные капсулы, в просторечии называемые смертными медальонами, в которые вкладывались записки с указанием данных о его владельце. Многие солдаты из суеверия не заполняли эти записки. В этот раз, находка несла  в себе длинный, пожелтевший от времени листок бумаги с данными о солдате и его семье: «Кузнецов Василий Петрович, 1914 года рождения, Ивановская область, Тейковский район, Морозовский сельсовет, д. Золотниковская Пустынь. Адрес семьи: Кузнецова Клавдия Васильевна. Деревня Золотниковская Пустынь».

Координатор военно-исторического центра СЗФО Анна Тотьмянина обратилась к краеведам Тейкова, в поисковый отряд Ивановской области «Эхо», те —  в администрацию Тейковского района. Совместными усилиями была найдена родная внучка павшего солдата Светлана Александровна Жаворонкова, которая с недавнего времени проживает в городе Гомель в Республике Беларусь. По её решению представители ВИЦ СЗФО привезли останки бойца на тейковскую землю. 14 октября  была проведена церковная панихида, а у мемориала памяти воинам-морозовцам, погибшим в Великую Отечественную войну,- гражданская церемония прощания. Прах солдата упокоился на сельском кладбище.

Михаил Бутов,

краевед

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика