Стебачёво: фронт — победа – вечность

15 августа в селе Стебачево торжественно открыли памятное сооружение, созданное на средства жителей при помощи администрации Тейковского муниципального района, Нерльского городского поселения, а также Ивановского регионального отделения Российского военно-исторического общества.

Спустя почти восемь десятилетий погибшие и пропавшие без вести солдаты-стебачевцы, пусть и в образе строгого черного гранита, вернулись домой.

Тонин список

Ефим Шитов, отец десятилетней школьницы Тони, как и почти все мужчины призывного возраста, ушел на фронт на третий день войны. Последний раз жена и дочь видели его в кузове машины, выезжающей со двора сборного пункта, спешно организованного в здании нерльской фабрики. Отец что-то прокричал им и махнул рукой, но Тоня не услышала: вместе с бабушкой поднимали с каменных ступеней проходной упавшую в обморок маму. Перед гибелью Ефим успел прислать фотокарточку. Похоронки на него и его брата пришли почти одновременно. Перед фронтом они не свиделись: брат жил за рекой, по которой несколько дней подряд сплавляли лес, и перебраться не удалось.

В 2018 году Антонина Ефимовна вспоминала: «До войны такие праздники отмечали, так гуляли хорошо! Народу было полно село. Грибов отварят, картошки, капусты накрошат, лапша с курицей, свою лапшу-то делали. А война началась, все праздники забыли. И больше веселья не стало. Так, посидят, выпьют. А раньше-то больно хорошо пели. Песни знали еще старинные… Война все перевернула. Выживали только одной мыслью: все равно она закончится…»

…Перед войной Тоне не успели купить валенки. Четыре года она донашивала, набив соломой, чьи-то большие старые, которы ей отдали соседи. Дров тоже не запасли, и Тоня собирала обломки бревен на берегу реки, а зимой на санках возила по льду хворост из леса. За время войны вырубили дубовую рощу возле железнодорожного моста, где прежде были гулянья. Узнав о смерти мужа, Тонина мать слегла. Односельчане надоумили Тоню ходить в Петровский за бардой и готовить ее с мякиной. Густую желтую пахучую жидкость девочка зачерпывала в пруду, куда ее сливали со спиртзавода, и носила через поле на коромысле, надеясь, что на дне ведра не окажется червей.

Не раз в небе над деревней видели горящие самолеты. Из Стебачево по-прежнему уходили на фронт. Теперь их провожали лишь до оврага. Идя полем, плакали все: родственники, друзья, соседи. Понимали, что больше солдата не увидят.

…В весенних сумерках Тоня выглянула в окно. Ей показалось, что вдоль села развесили пестрые простыни. Деревенскую улицу заполнили коровы. Их пригнали, спасая от бомбежек, несколько колхозниц со Смоленщины. Женщины поселились у тетки Анны Карповой. Стадо пробыло в Стебачево все лето. Местные приносили смоленским дояркам овощи со своих огородов. Молоко строго учитывалось – его куда-то отправляли. Женщины караулили скотину парами, спали поочередно. Осенью фронт отодвинулся, и коровы отправились домой.

В 14 лет Тоня бросила школу и устроилась на спиртзавод курьером. Ее быстро повысили, она начала водить на работы пленных немцев. Не переставая оплакивать отца, Тоня и их жалела: голодных, заглядывающих в помойные баки, изможденных, отчаявшихся. Однажды она оставила в своем ящичке с вещами, который не закрывался, кусочек хлеба. Немцы к нему не притронулись, украл хлеб свой работник завода. Иногда пленные заговаривали с Тоней, расспрашивали, где она живет, с кем. На вопрос об отце Тоня отвечала просто: «Вы убили».

«Я не смотрю фильмы о войне, меня трясет, плачу. Все же погибли, — говорила Антонина Ефимовна, сжимая в ладонях большую, расписанную яркими петушками чашку с чаем. — Мамин брат, отцов брат, тети Дуси муж, три моих двоюродных брата, Паня, Володя из Гарей, Коля из Иваново. Остались одни жонки, дети и старики. А поля все равно были вспаханы…»

Из родного села в Нерль, поближе к цивилизации, Антонина Ефимовна переехала в середине 80-х, когда вышла на пенсию. Долгая, непростая, но в целом счастливая жизнь, заботы и радости, дети и внуки не вытеснили из ее памяти тех, кого забрала война. Напротив, в последние годы они все чаще приходили во снах и молча смотрели на нее: кто из кузова грузовика, кто, оборачиваясь, шагая по дороге вдоль оврага… За два года до смерти Антонина Ефимовна переписала всех фронтовиков из Стебачева, и вернувшихся, и тех, кто не выбрался из страшного маховика войны. Мысленно она, будто снова десятилетняя девочка, прошла по селу от дома к дому, называя по именам хозяев, их сыновей, зятьев… Список Антонина Ефимовна передала дачникам-активистам, живущим сейчас в Стебачеве. Они, в свою очередь, запросили списки фронтовиков в Нерльской администрации, разыскивали стебачевских солдат на военных сайтах-мемориалах. А когда сверили, оказалось, что Тонин список — самый полный и верный.

Появление данных подтолкнуло общественность к созданию памятника. В селе собрали средства и решили установить его на свободной площадке у церкви, откуда хорошо виден изгиб реки. Два года стебачевский староста Рустам Рахимов занимался вопросами установки: ездил по соседним деревням, смотрел, как там сохраняют память о своих фронтовиках, разрабатывал и согласовывал с односельчанами проект, вел переписку с администрацией, собственноручно ровнял будущую площадку, участвовал в монтаже фундаментного блока и собственно памятника, искал подходящую плитку для облицовки основания… Антонина Ефимовна совсем немного не дождалась открытия, где ей предназначалось место почетного гостя. Тоню похоронили в родном Стебачеве, но за день до этого памятник уже стоял над рекой.

Встречи на войне

Информация сегодня – как речная вода в старинном деревенском решете: любой материал быстро просачивается в сеть. У села Стебачево благодаря «Тониному списку» появился свой сайт, который постепенно прирастает архивными и современными пейзажными фотографиями, текстами о селе, историческими материалами. Есть там и раздел «Стебачево-Победе». А в нем – портреты фронтовиков, которые сохранились, благодаря родственникам героических предков. Среди них – Евгений Савельев, пулеметчик, морской пехотинец, попав с десантом на «Малую землю»,  он прошел с боями весь Крым. Демобилизовался в 1948 году, вернулся в родное село, участвовал в строительстве Петровского ГЭС, после чего полвека проработал электриком. Его друг, с которым они чудесным образом встретились на фронте, Владимир Яковлевич Семенов, краснофлотец Черноморского флота, 1925 г.р., за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества, награжден медалью Ушакова. Владимир Яковлевич был тяжело контужен, но не хотел, чтобы об этом знали в мирное время, и потому уничтожил медицинскую справку об инвалидности и прожил долгую жизнь, активно работая. Ранение напомнило о себе только в конце 90-х годов. Стебачевец, гвардии сержант Александр Алексеевич Прокофьев воевал в артиллерии, таская своим ЗИСом пушки и снаряды. О войне, как и большинство фронтовиков, говорить не любил и только в последние мгновения жизни вспомнил боевых товарищей. Ленинградка Зоя Петровна и Григорий Николаевич Прохоров познакомились и поженились на Ленинградском фронте, вместе обороняли небо города на Неве. Летом 1945 года они приехали на родину Григория в Стебачево знакомиться с родственниками и бывали здесь каждый год, почти семьдесят лет подряд.

Память над рекой

В год 75-летия Победы память обо всех земляках утверждена в строгом черном граните в самом сердце древнего села, чья история уникальна и одновременно похожа на судьбы тысяч российских сел и деревень. Чем примечательно Стебачево, знают многие, кто в нем бывает: это и редкие растения его лугов, например, гвоздика Фишера, и зримо проявленная, благодаря живописному изгибу реки Нерль, красота природы Средней полосы, и историческая значимость — ведь под его высоким берегом проходил путь «из варяг в арабы». Никого не оставляет равнодушным храм Иоанна Богослова, в котором служил предок Марины Цветаевой. Кстати, он не единственный выдающийся религиозный деятель стебачевского храма. Настоящим подвижником-аскетом был кроткий и человеколюбивый протоиерей Никанор Ильич Шевелев, духовно возглавивший приход в годы репрессий. По воспоминаниям старожилов,он сумел убедить прихожан собрать и передать фронту средства на танк.

Самый драматичный период истории СССР не прошел бесследно для тысяч деревень, поселков и небольших городов нашей страны. Сегодня трудно даже представить себе, каким процветающим могло бы быть село, вернись все ушедшие. В память о них, стебачевских крестьянах, взрослых мужиках, которые хорошо понимали куда отправляются и что оставляют дома, и совсем молодых юношах-комсомольцах, уходивших на фронт, прибавив себе возраст, сделано то, что давно ждало воплощения. Этот гранит – твердое, как воля советского солдата к Победе напоминание о тех, кто еще не успел увидеть в жизни ничего, кроме стебачевской школы и сельского праздника. Или, напротив, о тех, кто уже многое повидал, но не мыслил себя вне родного села. О тех, кто стоял насмерть и остался в живых вопреки всему, и кто ушел в вечность, закрыв собой Стебачево, как часть своей Родины, и сохранил их свободными.

Уважаемые читатели, если у вас есть информация о стебачевских фронтовиках, чьи имена должны быть внесены в памятные списки и размещены на памятнике, пишите на адрес электронной почты mail@stebachevo.ru.

Ольга Севастьянова,

член инициативной группы жителей с. Стебачево

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика