Детство, опалённое войной

В годы Великой Отечественной войны школьники и городская детвора помогали взрослым во всех делах, трудились в поле, на сенокосе, в госпиталях, на лесо- и торфоразработках.

Настоящий школой трудового воспитания в те годы стали общеобразовательные школы. 153 старшеклассника школы №4 в первый же выходной день в сентябре 1941 года провели воскресник в леспромхозе, где заготовили 147 кубометров дров, а заработанные 2 тысячи рублей перечислили в фонд обороны. В начале ноября учащиеся школы №1 собрали 1244 рубля на приобретение теплых вещей для фронтовиков. В фонд обороны они собрали облигации на 5280 рублей. Были сформированы из учащихся молодежные ученические бригады для уборки урожая в колхозах и для работы на фермах. В памяти тейковчан фронтовой поры ярче всего сохранились наиболее трудоемкие работы на лесоповале. На заготовке и вывозке дров – основного топлива, на погрузочно-разгрузочных работах 15 — 17-летние девчата таскали бревна, ящики с металлическими изделиями, работали пилой и топором, лопатой и ломом. И это после учебы или напряженной работы у станков. И так четыре года подряд в голоде и холоде.

В первый год войны, только окончив школу, пришла работать на комбинат Елизавета Александровна Кабанова. Первой наставницей за ткацким станком стала мать, но освоение будущей профессии пришлось отложить до конца войны. Лиза заняла место ушедших на фронт мужчин, и все военные годы заправляла основы. И только после Победы пришла работать в ткацкий цех. Шли годы, и Елизавета Александровна стала истинным мастером своего дела. За выдающиеся трудовые заслуги в 1966 году ей было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот». Е.А. Кабановой были присвоены звания «Лучшая ткачиха РСФСР» и «Лучшая ткачиха СССР». На проходной ХБК в память о Елизавете Александровне установлена мемориальная доска.

А вот как вспоминает военные годы своего детства Людмила Николаевна Ногарева, ветеран педагогического труда, учитель начальных классов школы №1: «В суровые годы тяжелые невзгоды выпали на долю русских матерей. Работали по 12 часов на ХБК. Уставшие, голодные приходили домой, где их встречали холод, голод да несмышленые дети. Единственной кормилицей в нашей семье была коза Зорька. Летом брат пас ее, а возвращаясь, приносил какой-нибудь сучок для топлива. Дров купить было трудно. И вот однажды… Идет Герман таким важным шагом, погоняя Зорьку прутиком, а за ним лошадь тащит целую телегу дров! И не каких-нибудь, а настоящих! Березовых! Рядом два бойца, их часть была расположена в соседней деревне. Давно ребята заприметили мальца, пасшего козу и собиравшего хворост. Доложили замполиту. Распорядилось командование выделить нашей семье воз дров. Не смогла война сделать наших защитников черствыми. От радости мама не могла сказать и слова. Только крупные слезы текли по ее лицу. Я до сих пор помню эти слезы! Моя мама до этого никогда не плакала. А тут! Целое море, хотя она их и не замечала. Напились бойцы молока и отправились в часть. К сожалению, я не помню номер этой части, не запомнила имен ребят. Но частичку радости и тепла сохранила до сих пор. Такое не забывается!»

Вспоминает ветеран педагогического труда школы №2 Фаина Михайловна Мальцева: «… Тяжелое военное время. Не хватало хлеба. Ввели карточки: 300 грамм на человека. Когда начинали выпечку хлеба, запах от выпечки притягивал нас, детей, к хлебозаводу, который располагался рядом с городской баней. Мы вдыхали и наслаждались. Хлеб развозили молодые  женщины на тележках, на которых стоял фургончик. Чтобы получить хлеб в магазине побыстрее, дети занимали очередь с вечера. Иногда перемечались: на ладошках чернильным карандашом ставили номер: 1, 2, 3 и т.д.

Жили мы в частном доме. В нем надо было топить печь. А чем? Ходили в лес, собирали сучки от деревьев. До деревни – 6 км, да по лесу идешь, пока собираешь. Наберем с трудом вязанку, свяжем веревкой и тащим на спине. Но всем сучьев не хватало, слезы льем, а что делать?

В сентябре в полях совхозы убирали капусту: брали кочаны, а грубые зеленые листья оставляли. Мы, ребятишки, их собирали в мешки и приносили домой. Мама мыла их в трех водах для засолки, а воду нужно было принести с колодца.

В школу ходили в обносках. Для школы надо было заготовить дрова. Эту обязанность выполняли все, считая это долгом каждого пионера.

В 1940 году папа купил корову. Но что с ней делать, когда началась война, и папы не стало, он погиб на фронте. Меня мама выучила доить корову, а мне – всего 12 лет. Корове на зиму надо заготовить сена, и мама уходила на покос, а меня оставляла с четырьмя братьями за старшую. Но братья меня слушались.

Четверть молока я носила на базар и меняла на пресняк – большой пирог с картошкой, который покупала у одной и той же женщины. Пресняк делила на всю семью. За мной присматривали старики – соседи: иногда поругивали, но чаще подбадривали.

Однажды по городу прошел слух, что будут бомбить Ив-ГРЭС. По улице на сивой лошади проехал милиционер и велел строить землянки. Мы с братьями копали усердно. Построили, снесли туда немудреную одежонку, утварь, продукты. Но, к счастью, эта землянка нам так и не пригодилась.

Время шло, мы росли, взрослели. Мама выдержала все тяготы войны – и нищету, и голод, и холод. Умерла уже в преклонном возрасте инвалидом первой группы».

В 1943 году окончила школу №4 Маргарита Константиновна Агашина, поэтесса, автор слов известных песен, член Союза писателей России. Ее отец, Константин Степанович, работал врачом – хирургом в Тейковской больнице, а мать – Елизавета Ивановна – преподавателем немецкого языка в школе №4. Первое в жизни горе Рита испытала, когда началась война. Сначала проводили на фронт отца и учителей, потом – ребят — одноклассников. Во время войны Рита вместе с оставшимися в городе учителями и одноклассниками работали  в госпитале, пилили лес, были донорами. В этой суровой обстановке Рита писала стихи и читала их раненым. Прочитав в газете «Комсомольская правда» стихотворение «Жди меня» К. Симонова, под впечатлением волнующих строк она пишет ответное стихотворение «Жду» и посылает его автору.

После окончания школы М.К. Агашина окончила Литературный институт имени М. Горького, стала известной на всю страну поэтессой. После окончания института приехала в Волгоград – город воинской славы – и прожила там до конца своей жизни. Многие ее стихи пронизаны мыслью о бессмертии подвига героев, павших в боях за нынешний светлый день. Одно из стихотворений ее гражданской лирики – детские воспоминания о проводах отца на фронт:

На окне в геранях тонко – тонко

Солнце перепутало лучи.

За окном больничная трехтонка

И на ней – знакомые врачи.

Были все какие-то другие;

Стыл обед в кастрюлях на шестке.

Синий том «Военной хирургии»

Спрятался в отцовском рюкзаке.

Мама становилась все бледнее.

Грузовик сигналил со двора.

Из-за окон крикнули:

— Пора! –

Становилось все яснее и страшнее.

Громкие, тяжелые рыданья,

Все слилось, ни взгляда, ни лица:

Кто-то крикнул:

— Дочка, до свиданья! –

Голосом любимого отца.

Отмелькала лугом Волчья Яма.

Грузовик скрывается за рвом…

Никогда не плакавшая мама

Слезы вытирала рукавом;

Встала у открытого окна,

Плача и других не утешая,

И сказала медленно:

— Война…

Хорошо, что ты уже большая.

Да, действительно, дети в войну быстро взрослели, выполняли взрослые обязанности. Это было «детство, опаленное войной». Спасибо вам, дети войны, за ваш труд, ваше мужество, силу духа и за ваш вклад в общую Победу!

 

Галина Минина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика