«Колокольный звон – это тоже миссионерство»

…И сердце радостно дрожит и тает,

Пока звон благостный не замирает.

(Иван Аксаков)

Кто из нас не останавливался в благоговении, когда слышался колокольный звон?

 

Кто невольно не задумывался о душе при этих звуках, даже если в эти минуты спешил не в храм, а на работу? Какая сила в этих трепетных гулах мощных исполинов весом в несколько тонн? Какие струны человеческой души не задеваются, когда слышишь звон, такой разный: то благовест, возвещающий о скором начале богослужения, то перезвон, подчеркивающий важность предстоящей службы, а то и погребальный звон. На все случаи есть свой ритм, своя музыка, и даже особый стиль звонаря, который в тот момент находится на колокольне.

Почти вековой период безбожия оставил свой грустный отпечаток и на мастерстве звонарей, которых зачастую не было в те годы, когда повсеместно начали открываться храмы в России в 90-е годы. Нехватка мастеров была и в тейковском приходе. Был мастер звонарного дела, но вскоре уехал. И тогда настоятель храма святителя Николая отец Павел предложил начинающему певчему на клиросе Михаилу Кацарскому попробовать себя в качестве звонаря. Так с 2005 года он стал звонить, когда есть возможность, созывая верующих на службу или возвещая о том или ином событии в церковной жизни прихода. Кто разбирается в колокольном звоне, знает, что звон разный в пост и праздники, в дни особо торжественных богослужений. Все эти нюансы должен знать звонарь и максимально суметь передать это своим умением.

Михаил Кацарский – не просто звонарь. Он человек военный. Честно говоря, это обстоятельство и привлекло меня к тому, чтобы написать о нем. В голове много вопросов: как возможно совместить столь разные служения? Почему так сложилось?

Михаил оказался очень интересным собеседником. Мы долго говорили не только о колокольном звоне, но и вообще о вере. Михаилу немного за тридцать, и, безусловно, такой молодой верующий человек – сам по себе уже миссионер для тех, с кем ему приходится сталкиваться. «В свое время, когда я только призвался на службу в армию, да еще на должность замполита, возможность помочь тем, кто ищет веры, стала главным аргументом остаться в среде военных», – рассказывает он. Так получилось, что через некоторое время служение вере взяло верх, и Михаил уволился из армии. Потом был служебным приставом. Признается, очень жалел, что уволился из армии, но год назад он снова призвался, и теперь в строю. Как будет дальше – покажет время. «Быть верующим, честно выполнять то, что требуется, можно везде. Главное- жить по совести», – делится своими мыслями Михаил. И, конечно, он не оставляет свою обязанность звонаря, хотя в настоящее время проблемы с ногой вынудили временно сделать перерыв.

Михаил признается, что в свое время осваивать азы звонарского дела ему пришлось практически в одиночку. Предшественник показал пару раз, как звонить, а дальше пришлось остаться один на один с колокольней.

– На нашей колокольне есть старинный колокол 1772 года, на нем даже сохранилась надпись: «1772 году 15 декабря куплен сей колокол в суздальской уезд в село Тейково к церкви Живоночальныя Троицы и чудотворца Николая весу 20,5 пудов», – рассказывает Михаил. – Он самый большой на колокольне. Есть еще один старинный, правда с трещиной, отлит был до революции на заводе Оловянникова. Как видите, все эти колокола сохранились, но не мешало бы отреставрировать тот самый, с трещиной.

 — А что в колокольном звоне главное?

— Конечно, ритм. Его важно чувствовать и суметь не сбиться, не поспешить или, наоборот, замедлить там, где не надо.

 — Надо ли быть музыкантом или иметь музыкальное образование, чтобы стать звонарем?

— Конечно, не помешает, но я, например, не имею музыкального образования. Слух у меня есть, чувство ритма, наверное, тоже. Сейчас, уже с высоты своего небольшого опыта, ощущаю нехватку «инструментов» – хотелось бы побольше колоколов, чтобы еще лучше суметь передать музыку звона.

 — Как вы считаете, звонарем любой может стать?

— В первую очередь, это должен быть воцерковленный человек. Это настолько очевидно, как очевидно, например, то, что иконы писать дано только верующему, духовному человеку. Научить, конечно, я считаю, можно любого человека. А вот почувствовать, может он или нет, этот человек должен сам.

Не так давно, в 2012 году, в Патриаршей и Синодальной резиденции в Свято-Даниловом монастыре был принят чин постановления звонаря. Я, понятно, не был принят звонарем по этому чину, и даже не учился в специальной школе звонарского мастерства, но тогда и время было другое, шиковать не было возможности. Сейчас у меня, например, есть уже два своих ученика из числа учащихся воскресной школы при храме. Может, они потом пойдут в специальную школу и станут звонарями.

— А как звонарь справляется с тем, когда приходится звонить радостно, а на душе в это время скорбь. Бывало такое?

— Да, бывало, но ты должен помолиться и выполнить то, чего ждут от тебя. Это важно во всяком деле, наверное. А по-честному говоря, скорее всего колокола способны передать твое душевное состояние, но в то же время они же и лечат. Ведь, например, в одном из суздальских монастырей в колокола звонят ежечасно просто для паломников, и все, кто находится на территории монастыря в это время, останавливаются и слушают. Кто плачет, кто задумался, кто радостно ликует.

— Расскажите, приходят ли желающие на Светлой седмице позвонить в колокола, ведь колокольня, как известно, в это время бывает открыта для всех?

— Да, приходят, хотя не так много, как хотелось бы. А зря, ведь это очень радостно – звонить самому в колокола, хоть немного почувствовать их гармонию и ритм.

(Признаюсь, это действительно незабываемые впечатления, испытано, как говорится, на себе) – от автора.

 — Какие колокола вас особенно вдохновляют?

— Я люблю любой звон, но особенно мне близок звон в Троице-Сергиевой лавре. Передать на словах это невозможно.

Михаил, кроме всего прочего, обладает очень пытливым умом, много читает и собирает информацию на богословские темы. С ним одинаково интересно говорить и о вере, и о военной службе, рассуждать на актуальные темы нашей жизни или обсудить интересный фильм. Таких миссионеров мало. Уверена, что любой мальчишка, любой подчиненный в армии другими глазами посмотрит на многие моменты церковной жизни после общения с Михаилом, а далекий от церкви человек разрушит в своем сознании стереотипы, что в церкви могут быть только бабушки.

 

Е. ВЖЕЩ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика