Любить — так любить

Согласно общепринятому мнению, наша жизнь похожа на зебру: полоса черная, полоса белая…

Вот только жизнь Олега в последнее время была похожа на зебру особой редкой породы, с одной полосой. Черной.

Проблемы навалились скопом и в самый неподходящий момент. Началось все четыре месяца назад с младшей сестры. Роды у нее прошли трудно, была даже опасность потерять ребенка. К счастью, все обошлось, но потребовалась срочная операция для самой Ленки. С тех пор вместо жизнерадостной молодой женщины, какой сеструха была еще совсем недавно, когда он приходил к ней в гости, его на пороге встречала исхудавшая женщина (в чем только душа держится?) с синими кругами под глазами и потухшим взглядом. Врачи обещали, что со временем все наладится, но нужно время.

Затем Оксана. Никогда Олег не думал, что услышит от любимого человека: «Давай останемся просто друзьями». Словно реплика в дешевой мелодраме.

Странно, но в тот день, когда Олег впервые увидел их вдвоем, наступило какое-то успокоение. Душевным терзаниям, не дававшим спокойно жить последнее время, пришел конец. Та, которую он любил больше жизни, которая столько раз клялась ему в любви, шла по улицу в обнимку с другим.  

А ведь сначала все у них было замечательно: постоянные поездки по выходным, дорогие подарки, рестораны. А месяца три назад у него возникли подозрения.  Все вроде бы было, как и прежде, но червь сомнения тихо влез ему в душу, заполз, да так там и остался. Сначала Олег сам себя успокаивал: в отношениях важно доверие, уверенный в себе мужик не станет закатывать сцены ревности на пустом месте. Но чем дальше, тем больше сомнений возникало у него в искренности Оксаны. Затем она стала допоздна задерживаться на работе. «Мы работаем над важным проектом», — следовал ее неизменный ответ на все его вопросы.

А потом Олег решился на слежку. В этом было что-то постыдное, но больше он терпеть не мог. Оксана доехала на автобусе до железнодорожного вокзала, добралась до торгового центра, поднялась на третий этаж и зашла в одну из кафешек. Народу в торговом центре в этот час было много, поэтому Олег легко затерялся в людском море. 

Минут через пятнадцать к Оксане подсел какой-то парень. Он обнял ее и поцеловал в щеку. Затем его девушка встала, и они в обнимку куда-то пошли.

Впрочем, словосочетание «его девушка» было теперь совершенно неуместным.  Соперником оказался  узкоплечий тонкокостный субъект, одетый в футболку кислотного цвета. Его тощий зад, обтянутый в потертые приспущенные по моде черные джинсы, вихлялся при ходьбе, как у бабы.

Сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев, Олег вдруг с удивлением ощутил, что ревность вдруг куда-то исчезла. К кому ревновать, вот к этому?

В тот же вечер состоялся серьезный разговор, после которого Оксана собрала свои вещи и, размазывая тушь по лицу, истеричным голосом кричала в телефон:

— Виталик, забери меня отсюда! Срочно приезжай, слышишь? Виталик!

Но его зебре, с одной черной полосой, и этого показалось мало – начались проблемы по бизнесу. 

Вот в таком разобранном состоянии пребывал Олег, когда к нему однажды вечером на огонек заскочил его друг. Степана Олег знал с самого детства: сначала ходили в одну группу в детском саду, затем в один класс, а после школы учились в одном университете, правда, на разных факультетах.  Когда Олег поведал другу о проблемах на личном фронте и в бизнесе, тот предложил развеяться:

— Давай с нами в эти выходные на охоту съездишь. У нас компания подобралась из нормальных мужиков, все охотники и рыболовы со стажем.

— Какой из меня охотник, — усмехнулся Олег.

— Так тебя никто и не заставляет. Просто посидишь на природе, подышишь свежим воздухом, а то ты в городе совсем закис. Посидим у костра, песни попоем.  Сменишь, так сказать, обстановку.

— Из меня певец никудышный, — усмехнулся Олег. – Сам знаешь, мне не то что медведь на ухо наступил, а целое стадо слонов по ушам пробежалось.

На Степан был настойчив и непреклонен.

— Ладно, уговорил, – махнул рукой другу Олег.

На озеро выехали рано утром. Степан, каждой клеточкой своего тела предвкушающий скорую охоту на уток, ерзал на переднем пассажирском кресле и все поторапливал Олега:

— Поддай газку, братишка! Газку поддай!

Можно было подумать, что это не серьезный тридцатилетний мужчина, заместитель генерального директора одной из крупных фирм нашего города, а малолетний пацан, которому батя обещал на охоте дать пострелять из ружья. Олег, который, в отличие от друга, как к охоте, так и к рыбалке был абсолютно равнодушен, этого щенячьего восторга не понимал.

Выехав из города, они вскоре свернули на грунтовую дорогу, а через некоторое время с грунтовки съехали на узкую проселочную дорогу. Недавно прошел дождь, поэтому дорогу в некоторых местах размыло, но внедорожник Олега, словно танк, упрямо вгрызался в разбитую колею.

Минут через сорок добрались до места. Озерная гладь, в этот предрассветный час еще покрытая клочковатыми комьями тумана, который еще только начинал рассеиваться, призывно серебрился, возбуждая охотников.

Кто-то, не утерпев, достал и привезенные с собой удочки:

— Рыбы наловим – еще и уха будет!

Степан перезнакомил Олега со своими друзьями – охотниками, затем стал обустраивать лагерь. Делал он это основательно, так как приехали они на озеро с ночевкой. Разбили палатку, сначала уложили на землю свежих еловых веток, затем пенку и только после этого развернули спальные мешки.

— Холодная земля – первый шаг к простатиту, — глубокомысленно изрек Степан, подняв вверх указательный палец.

Когда вся компания собралась и обустроилась в походном лагере, охотники оставили варить уху женщин, приехавших вместе со своими мужьями, а сами пошли к озеру.

Олег, одетый в «горку» и болотные сапоги, время от времени тер замерзшие пальцы рук. В камышах охотники стали разбиваться по группкам, занимать места для охоты.

Где-то невдалеке разгорелся спор:

— Пацаны, докажите, я здесь каждый год охочусь! – возмущался кто-то из охотников.

— Да я три года на этом месте здесь стою! – парировал его собеседник.

— Вы чего там гвалт устроили? Всю птицу распугаете! – встрял в разговор третий голос. – Вам чего, реки мало?

Наконец все встали по местам и успокоились. Ветер шуршал камышом, откуда-то потянуло табачным дымком.

Кто-то невдалеке негромко травил анекдоты:

— А вот еще. Мужик собрался на охоту и спрашивает жену: «Маша, я хочу с друзьями съездить на выходные поохотиться, ты не против?» А жена ему: «Да езжай, Василий, не буду же я тебя за рога держать!»

В камышах, очевидно, так же предвкушая предстоящую охоту, бегала чья-то собака. Подбежав к Олегу, она ткнулась в его ладонь мокрым носом и посмотрела на него своими внимательными глазами. Мужчина погладил собаку по голове, почесал за ухом. «Может быть, мне собаку завести? – подумал Олег. – Домой придешь, а тебя там живое существо ждет, встречает и радуется тебе…»

Его мысли прервал чей-то истошный крик:

— Летя-а-а-т!

И действительно, над головой черными точками летели утки. Слева и справа загремели ружья. Степан тоже вскинул свое ружье, тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. В его зеленых глазах плескался бесшабашный азарт. Перезарядив ружье, снова вскинул ружье, удобно приладил приклад к плечу, прицелился и выстрелил…

Утки летели и летели, казалось, им не будет конца, а охотники стреляли и стреляли. Воздух у озера остро пах утренней стылостью, тиной и порохом. Кто-то уже подбирал из воды первый трофей, радостно потрясая оружием. Те, от кого удача пока что отвернулась, разгорячено перезаряжали ружья.

Через пару часов все начали возвращаться в лагерь. Группками расселись возле костров, стали кипятить чай, доставать из рюкзаков нехитрую снедь и хвастаться своими трофеями. 

В нашей компании у костра верховодил крепкий мужик лет пятидесяти, которого все уважительно величали Иваныч. С бородкой, припорошенной в некоторых местах сединой, он очень походил на артиста Тихонова в фильме «Белый Бим черное ухо».

Мы молча пили из кружек крепкий, обжигающий до самого нутра чай. Только балагур Толик, парень лет двадцати пяти, травил байки пареньку, который сегодня в первый раз приехал на охоту:

— А знаешь, Мишаня, есть еще один способ охоты на уток. Идешь в магазин, покупаешь там труселя самого большого размера, только чтобы обязательно с рисунком утенка. Берешь швабру и к ним эти трусы прикрепляешь. Утром рано выходишь к озеру и с этой шваброй встаешь у берега. Как увидишь пролетающих уток – что есть мочи маши. Когда утки рисунок на трусах увидят, то подумают, что это перевалочная база. Ну, там, ремонт, дозаправка, техосмотр, все такое. И как только они на воду садятся, ты эту швабру сразу же прячешь: был неправ, признаю свою вину, степень, тяжесть глубину. Короче, беру свои слова обратно. Ну, после такой подставы вожак и пара – тройка самых жирных селезней пойдут с тобой разбираться. А нам этого только и надо, потому что в рукопашном бою утки – слабаки!

Окончание рассказа потонуло в мужском хохоте.

Степан, сбегав к машине за гитарой, уже небрежно перебирал струны. Отхлебнув еще раз из кружки, прочистил горло и негромко запел:

В плавнях шорох, и легавая застыла чутко.

Ай, да выстрел! Только повезло опять не мне.

Вечереет. И над озером летают утки.

Разжирели. Утка осенью в большой цене.

Охотники стали подтягиваться к нашему костру, а припев песни пело уже десятка с два луженых мужских глоток:

Я помню, давно, учили меня отец мой и мать:

Лечить – так лечить! Любить – так любить!

Гулять – так гулять! Стрелять – так стрелять!

Но утки уже летят высоко…

Летать – так летать!

Я им помашу рукой!

Иваныч, вскочив со своего места, старался перекричать всех и словно дирижер размахивал своей кружкой, расплескивая чай на траву.

Олег, который не имел голоса и слуха, вместе со всеми орал слова песни и был счастлив. Он удивлялся самому себе. Такой всегда серьезный, сдержанный, словно застегнутый на все пуговицы, сейчас он чувствовал себя пятнадцатилетним мальчишкой, поющим песни во дворе под гитару. Кажется, удивилась и борзая, прибежавшая на звуки музыки. Положив свою морду ему на колени, она смотрела на Олега своими умными глазами. Мужчина улыбнулся и потрепал пса по загривку.

«Черная полоса обязательно сменится на белую, — подумал про себя Олег. —  И сестра поправится, врачи ведь обещали. Нужно только время. И найду я себе вторую половину – на этой Оксане свет клином не сошелся. Сколько в нашем городе порядочных и симпатичных девушек. И с бизнесом все наладиться. Все будет хорошо! Да, и еще надо обязательно завести собаку».

 

Сергей Шивков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика