Мама, Боженька и Славик

Славик открыл глаза и прислушался.

Сердце его забилось в груди маленькой испуганной птахой: успел или опоздал? Когда мама собиралась на работу, обычно были слышны ее шаги, открывались и закрывались двери, свистел чайник, на кухне слышался шум воды.

Мальчик лежал и прислушивался. Нет, ничего не слышно. Мама уже ушла на работу. Славик тяжело вздохнул и стер кулачком накатившую слезу. Не успел…

Как радостно было, когда он просыпался до ухода мамы на работу! Он вскакивал с кровати, босыми ногами шлепал через всю комнату, вбегал на кухню и обнимал мамины ноги.

— Доброе утро, — улыбался Славик.

— Доброе утро, сынок, — отвечала мама.

Мама завтракала, пила кофе или чай, читала новости в телефоне, а Славик сидел и смотрел на нее.

А сейчас в квартире царила тишина, было слышно, как в спальне шумно дышит во сне бабушка.

«Не успел», — снова повторил про себя Славик, и слезы вновь навернулись сами собой.

Он знал, что мальчики не должны плакать – плачут только девочки. А Славик уже большой мальчик, ему шесть лет и на следующий год пойдет в первый класс.  Но он очень редко видел маму, которая много времени проводила на работе. Бабушка его всегда поправляла: мама не работает, а служит в театре. И дома она сидеть не может. Во-первых, она зарабатывает денежки. Во-вторых, мама делает карьеру. Поэтому мальчик в основном время проводил с бабушкой. Бабушка была хорошая, но без мамы все равно было тоскливо и грустно.

«Может быть, сейчас еще очень рано и мама спит?» — решил проверить мальчик. 

Он заглянул на кухню, подошел к плите и потрогал чайник. Чайник был почти горячий, а это значило, что мама уже позавтракала и уехала на работу. То есть на службу в театр на репетицию. 

Мальчик вернулся в кровать и укутался в ватное одеяло. Была еще только середина октября, но ночи стояли холодные. Славик лежал и ждал, когда проснется бабушка.

Обычно, проснувшись, бабушка начинала греметь на кухне сковородками и кастрюлями, а по квартире распространятся запах чего-то вкусного. Славик мог вставать, а мог и продолжать лежать в кровати. Он знал, что другие дети в это время шли в детский сад. Ему же спешить было некуда, так как он получал домашнее воспитание.

Мама так и говорила своим знакомым:

— Славик у нас находится на домашнем обучении, а этим садам я не доверяю. И в первый класс он пойдет в частную школу, а не в обычную.

Уже с самых малых лет мальчик знал, что он растет в особой семье. Его мама – знаменитая актриса областного театра, которая играет в спектаклях главные роли. А бабушка – бывший преподаватель университета. И она бы могла еще читать лекции своим студентам, но взвалила на себя обязанности по воспитанию внука.

Заключалось это в том, что после завтрака она везла Славика по репетиторам. В разные дни были разные репетиторы. Занимались с ним лепкой, рисованием, танцами, английским и итальянским языками и много чем еще.

Ездили они не на автобусе, как многие другие бабушки с внуками, а на собственной машине. Вернее, машин в семье было две. Большая черная была у мамы, а у бабушки красная маленькая. И бабушкина машина нравилась мальчику гораздо больше. В бабушкиной машине, когда его сажали на заднее сиденье в специальное детское кресло, в боковое окно все было хорошо видно: и людей, и проезжающие мимо машины и автобусы, и дома. В маминой машине были видны только верхние этажи и крыши домов да похожие на грязные комки ваты октябрьские облака. 

А еще у Славика с бабушкой был свой секрет. Перед тем как завести мотор, бабушка из своей сумочки доставала тонкую длинную сигарету, прикуривала от золотой зажигалки и заговорщицки подмигивала мальчику в зеркало заднего вида:

— Только не говори маме, что я курю. Пусть это будет наша с тобой маленькая тайна. Окей?

Славик молча кивал в ответ, а потом они вместе решали, что бабушка ему за это купит. Чаще всего это было мороженое, пицца или лимонад. Иногда мальчик просил какие-то игрушки или набор марок. Бабушка ему однажды рассказала, что в их семье вот уже несколько поколений все занимаются коллекционированием марок. А среди марок попадаются очень редкие, и их можно потом продать за сто миллионов рублей. 

А еще Славик любил Веронику, но стеснялся даже сам себе в этом признаться. Вероника вместе с ним ходила на танцы и была очень красивая. У нее были короткие темные волосы и красивые васильковые глаза. Когда на репетициях мальчиков и девочек разбивали по парам, Славик всегда старался встать рядом с Вероникой. Иногда он делал девочке небольшие подарки: шоколадки, наборы ручек, блокноты. И даже два раза дарил наборы марок – серия «Космос» и «Третьяковская галерея».

Марки были красивые, ему даже немного было жаль с ними расставаться, но Славик рассудил так: если я люблю Веронику, то я на ней женюсь. А если женюсь, то она, когда будет переезжать ко мне, марки из дома заберет. Это его успокоило.

Еще Славик дарил подарки Гарику. Но это уже не на танцах, а в конной секции. В манеж бабушка возила Славика два раза в неделю, по вторникам и пятницам. Там, ожидая, когда до него дойдет очередь, чтобы покататься на пони по кличке Банкомат, мальчик и познакомился с Гариком.

Гарик был всего на шесть месяцев старше Славика, но уже знал, кем будет во взрослой жизни.

— Дипломатом, нейрохирургом или юристом, — расписал Гарик свое будущее Славику во время их первой встречи.

— Откуда ты знаешь?

— Родители уже все за меня решили. Мама постоянно дома говорит: я не стала юристом, так станет мой сын! — вздохнул мальчик и по секрету рассказал, что ему самому очень хочется стать доктором, который лечит животных.

— Так и становилась бы твоя мама сама юристом, — удивился Славик.

Гарик на это лишь тяжело вздохнул и махнул рукой.

Сам Славик еще не задумывался, кем станет, когда вырастет. Не было об этом и разговоров с мамой и бабушкой. Тем более, если он продаст редкую марку, то сто миллионов с мамой и бабушкой им на жизнь должно хватить.

А еще Гарик однажды рассказал, что на свете есть Бог. Это такой добрый седой старичок в белых одеждах, который живет высоко на небе и наблюдают за людьми.

— А как он живет на небе и не падает? – удивился Славик.

— Так он на облаке живет, — пояснил Гарик и посмотрел на Славика удивленными глазами: мальчику уже шесть лет, а он не знает, где живет Бог.

А еще Гарик по секрету сообщил, что если попросить Бога о чем-то, то он твое желание выполнит:

— Но только просить надо о чем-то серьезном, а не о какой-то ерунде.

— А как правильно просить? – спросил Славик.

— Вот о чем ты мечтаешь? – вопросом на вопрос ответил Гарик.

— Мама редко бывает дома, а я хочу, чтобы она приходила пораньше с работы.

— Ну, это просто, — рассмеялся Гарик. – Ты просто несколько раз мысленно произнеси: «Боженька, сделай так, чтобы мама быстрее вернулась с работы». Он услышит и выполнит твою просьбу.

…И вот Славик сидит один в темной пустой кухне, ждет, когда проснется бабушка, а сам про себя мысленно повторяет: «Боженька, сделай так, чтобы мама быстрее вернулась с работы».

В замке кто-то повернул ключ, открылась входная дверь и через мгновение на кухню вошла мама.

— Ты чего один в темноте сидишь, бабушка еще не проснулась?

— Нет еще, — покачал головой мальчик. – А почему ты вернулась?

— Так ведь сегодня выходной, — улыбнулась мама. – Я сбегала в магазин и купила свежий торт.

 Славик слез со стула и обнял маму за юбку. Ноги у нее были мягкие и теплые, а от юбки пахло чем-то вкусным.

«Боженька услышал меня и сделал для мамы выходной», — улыбнулся про себя мальчик и еще глубже зарылся лицом в мамину юбку.

 

Сергей Шивков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика