Личный психолог, или играем по-русски

В июне Вячеслав Андреевич Звягинцев, руководитель крупной фирмы, которого подчиненные за глаза называли САМ, женился и обзавелся личным психологом. 

Это была его уже пятая или шестая ходка в ЗАГС, но этот случай был, пожалуй, самый странный. В личной коллекции Звягинцева в качестве почетных трофеев были спортсменки, следователи, врачи, педагоги и даже одна артистка областной филармонии. Но на этот раз глаз Вячеслава Андреевича пал на аспирантку Людочку. Чем она его приворожила, никто понять так и не смог. Была бы это какая-нибудь Джессика Альба, Меган Фокс, Скарлетт Йоханссон или Дженифер Лоуренс, так никто бы тебе и слова ни сказал. Живи и радуйся! Но аспиранточка эта была одно какое-то сплошное недоразумение.

Чернов всех представительниц женского пола еще на заре туманной юности поделил на две неравные категории: тонкая ручная работа и штамповка. К первой (и при этом самой малочисленной) относились красавицы, на которых было приятно смотреть и еще более приятно иметь в качестве спутниц жизни.

Одевать таких дамочек придется в дорогих бутиках, а не на городском вещевом рынке, продукты закупать не в сетевых магазинах по скидкам и акциям. Плюс в обязательную программу входят разные кольца – брильянты, личное авто, фитнесы, джакузи, личный тренер по йоге и все такое. Иметь такую жену или подругу – все равно, что обладать редким экземпляром из Красной книги. Хлопот и мороки много, а что на выхлопе – неизвестно. 

Вторая категория женщин была самая многочисленная. На работу они добираются на общественном транспорте, рады новому айфону и колечку из белого турецкого золота, дома пашут как ломовые лошади, одновременно успевая мыть полы, готовить, стирать, гладить и еще воспитывать детей.

Но вот эта Людочка решительно не вписывалась ни в одну из этих категорий, самим фактом своего существования грозя разрушить стройную картину мироздания, существовавшую в голове Чернова. Новая пассия Звягинцева была до безобразия худая. Лицо у Людочки было какого-то нездорового воскового цвета, на котором непокоренным Монбланом красовался длинный нос. Да еще прибавьте сюда ржавого цвета конопушки, разбросанные по всей физиономии, и белесого цвета ресницы. Жидкие волосенки рыжеватого цвета были заплетены в два жалких крысиных хвостика и отнюдь не делали Людочку на шаг ближе к званию Мисс мира.

И что САМ нашел в этом гадком утенке? Впрочем, как известно, чужая душа — потемки. С одной стороны, кому какое дело с кем проводит свое личное время Вячеслав Андреевич Звягинцев. С другой стороны, эта самая Людочка годилась ему даже не в дочки, а во внучки. И поэтому у акулы местного бизнеса появился на этой почве комплекс. Понятно, что деньги решают все, но также хорошо известно, что молодость и здоровье ни за какие тугрики не купишь. Но САМ хотел обмануть время и начал молодиться.

Прежде всего, бросил пить и курить. Вместо солидных классических костюмов и галстуков Вячеслав Андреевич стал расхаживать в джинсах, линялых футболках, молодежных пиджачках с зауженной талией и узкими лацканами.

Но все это были личные трудности и проблемы Звягинцева. До тех самых пор, пока он не завел себе личного психолога. Опасность пришла, как говориться, откуда не ждали. Психолог заявил, что сегодня в мире популярен тимбилдинг («построение команды»). Это мероприятие любого формата, направленное на сплочение коллектива. Уже тогда у нас должны были в головах зазвенеть колокольчики – предвестники беды, но никто этому особого значения не придал. Мало ли чего этот психолог Звягинцеву плетет.

И вот  однажды САМ довел до подчиненных распоряжение: теперь каждую неделю в один из выходных дней он с Людочкой будет заниматься этим самым тимбилдингом, а чтобы влюбленным голубкам было не так скучно, в это грязное дело он втягивал и всех сотрудников  фирмы. Явка обязательна. Уважительная причина отсутствия – смерть.

За последние два месяца Чернов вместе сотоварищи сплавлялись на байдарках по реке, ездили на скалодром, играли в мини-футбол, катались на велосипедах, короче, занимались всякой ерундой, без которой остальные сотрудники фирмы спокойно бы прожили на этом свете. Но самым ужасным оказался коллективный выезд на рыбалку.

Когда приехали на берег реки, САМ распорядился ставить палатки и обустраивать походный лагерь. Вскоре весело затрещали сучья костра, а в котелках весело забулькала вода. Заядлые рыболовы (были среди тимбилдеров и такие), побросав свои рюкзаки, схватили снасти и убежали к реке. Но не знали они, что САМ привез не только свою зазнобу, но и ее младшего братца, которого Людочка ласково называла Димасик.

Был это раскормленный увалень – полная противоположность своей худосочной сеструхе. Димасик относился к тому поколению молодежи, которое в своей жизни ни одного гвоздя лично не забило, ни разу по футбольному мячу не ударило. Он и его сверстники предпочитают круглые сутки рубиться в стрелялки, есть чипсы, хотдоги и прочий фастфуд, запивая все это вредной сладкой газировкой.

Пока САМ и его супружница миловались в большом шатре, установленном специально для “молодых”, Димасик, не зная, куда себя деть, принялся ломать молодую ольху, а когда ему это занятие надоело, сел на берегу реки и включил на полную мощность привезенный с собой динамик. Когда кто-то заметил, что на рыбалке надо вести себя тихо, пацан надулся, а затем набрал прибрежной гальки и принялся бросать ее в воду. И попробуй ему что скажи – сразу наябедничает сестре, а та доложит Звягинцеву. Вот тебе и отдохнули!

В конце этой рабочей недели САМ огласил новую идею своего личного психолога: в субботу все едут на пейнтбол. Когда утром Чернов подъехал к полигону, у ворот уже стояли несколько автомобилей, а также микроавтобусы, в которых привезли «безлошадных» сотрудников фирмы. 

САМ и Людочка, приехавшие одними из первых и уже облачившиеся в камуфляж, внимательно слушали наставления инструктора, который объяснял, как правильно пользоваться маркером и подгонял по размеру боссу и его очередной зазнобе защитные маски.

Когда весь коллектив был в сборе, началось деление на команды. Первой команде намотали на рукава скотч красного цвета, их противникам – зеленого.

— В магазине двести шариков. Если какой-то упал, подбирать его нельзя. Стрелять с расстояния не меньше пяти метров, так как пуля вылетает со скоростью девяносто километров в час! Следите за показанием стрелки в баллоне с воздухом. Маски во время игры не снимать! – бегали между командами инструкторы, давая последние наставления игрокам. 

За первые пятнадцать минут игры Чернов пришел к выводу, что пейнтбол – отличный способ заколачивать бабки. Арендуешь участок, в живописном беспорядке разбрасываешь на нем бревна, доски и старые покрышки. Затем приглашаешь таких чудаков, как они, раздаешь маски, оружие и с чистой душой бросаешь команды в бой.

От подсчетов чужой финансовой прибыли Чернова, укрывшегося от посторонних глаз в самом дальнем углу полигона, отвлек хруст веток. Он повернул голову и увидел приближающегося к нему короткими перебежками игрока, на рукаве камуфляжной куртки которого был скотч зеленого цвета. Чернов снял маркер с предохранителя и лениво направил ствол на противника.

Игрок снял маску и крикнул:

— Не стреляй, Иван – царевич, я тебе еще пригожусь!

Из-под маски золотистой волной полились длинные волосы, а в кукольном личике с голубыми глазами мужчина узнал Вику Трунову, работавшую менеджером в соседнем отделе. Женщина подбежала к Чернову и уселась рядом с ним на землю, навалившись своей спиной ему на плечо.

— Эй, гражданочка, мы так не договаривались, — возмутился мужчина.- Во-первых, вы меня своим присутствием демаскируете. Во-вторых, вы относитесь к лагерю потенциального противника, с которым моя армия ведет неравный бой.

— Армия ведет, а ты в кустах отсиживаешься, — рассмеялась Вилка.

— Больно ты понимаешь в стратегии и тактике ведения боя, — парировал мужчина. – И вообще, Вилка, такие люди в тылу нужны.

«Вилка» — так Чернов звал Трунову еще с тех пор, как они учились в одном классе. Не просто учились, но и дружили. Да что там дружили – это была его первая школьная любовь. Но люди взрослеют, обретают новых друзей и знакомых. Вот и они после школы как-то незаметно отдалились друг от друга, перестали встречаться. А десять месяцев назад Чернов встретил Оксану. Сняли квартиру, жили вместе. Еще не расписались, но постепенно все к этому шло.

На полигоне бой был в полном разгаре, но Чернова все эти игры оставляли равнодушным.

— Не понимаю, Вилка, я этого пейнтбола, — зевнул Чернов, ткнув стволом маркера в сторону полигона. – Если тебе так хочется повоевать, так иди в военкомат, заключай контракт — и шуруй служить в войска. А тут здоровые мужики игры какие-то детские затеяли. На них пахать надо, а они с пластиковыми автоматиками по лесу бегают.

— Психолог деньги отрабатывает, — пожала плечами Вика.

— А мы тут вроде массовки вокруг Звягинцева и его новой пассии крутимся. Знаешь, Вилка, я сейчас пойду и разберусь с этим психологом, — решительно заявил Чернов, вставая с земли и отряхиваясь.

— Давай, давай, — махнула рукой Вика, — а я еще тут посижу.

Психолога Чернов вычисли быстро. В основном он старался держаться поближе к молодоженам, так как в команде «синих» дураков не было, и попасть в начальника или его Людочку желающих не наблюдалось. Огонь велся по менее ценным бойцам команды «красных». Офисный планктон должен умереть первым…

Психолог полз от укрытия к укрытию, прятался за стволами елей и поставленными одна на другую покрышками. На склоне психолог поскользнулся на влажной от утренней росы траве, вскинул руки, стараясь сохранить равновесие, но не удержался, упал и покатился в овраг.

Чернов увидел, как из кармана незадачливого бойца выпал телефон. «Вот и первый трофей», — усмехнулся Чернов. В это время телефон завибрировал, на экране появилась надпись «Зайка» и высветилось… лицо Оксаны. Мужчина недоуменно смотрел на экран, затем нажал на прием.

— Малыш, ты чего так долго трубку не берешь? Я так соскучилась! Мой куда-то уехал. Так что если ты свободен, мы можем неплохо провести время…

Чернов разорвал соединение и побежал за психологом. Быстро догнал и подсечкой уронил на землю.

— Малыш, ты не хочешь объяснить мне, что все это значит? – сунул он в лицо психологу телефон.

В это время телефон вновь завибрировал. Чернов нажал на прием и поставил аппарат на громкую связь.

— Малыш, почему не отвечаешь своему Зайчику? – раздался на весь лес капризный голос Оксаны. — Я ведь так по тебе скучаю! Когда мы увидимся снова?

Чернов сорвал маску и посмотрел в глаза психологу, брезгливо бросил телефон ему на землю.

— Значит так, Малыш, — стараясь быть спокойным, произнес Чернов, — сегодня же ты пишешь заявление по собственному желанию. И чтобы я тебя больше никогда не видел. А сейчас сделай так, чтобы я тебя  долго искал. 

Психолог подобрал телефон и постоянно оглядываясь, словно опасаясь, что ему сейчас выстрелят в спину, стал выбираться из оврага.

Чернов постоял, стараясь успокоиться и прийти в себя от шока.

Вернувшись назад, он обнаружил, что Вика никуда не ушла, так и сидела на прежнем месте.

— Как психолог? – поинтересовалась она.

— Мы можем его вычеркнуть из нашей жизни. Надеюсь, что и эти вылазки по выходным останутся в прошлом, — ответил Чернов. Помолчав, хриплым голосом произнес:

— Объясни, вот почему люди такие глупые? Они все время куда-то спешат, чего-то ищут, но при этом не понимают, что счастье было не на другой планете, а рядом – только руку протяни. Слушай, Вилка, выходи за меня замуж…

 

Сергей Шивков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика