История одной фотографии

В моей семье в альбомах хранится множество фотографий, и все они заслуживают большого внимания, но особенно дороги  черно-белые снимки.

И рассказывают они о многом. Взять хотя бы фотографию моего отца Шолохова Федора Николаевича. Родился он в 1917 году в деревне Городины Тейковского района (этого населенного пункта давно уже нет на карте).

Каждый год я посещаю этот богом забытый уголок. Вижу речку Чернавку, которая, как говорят старожилы, впадает в московскую реку Клязьму. На берегу реки была выстроена дача купцов Каретниковых и их красильный завод из кирпича. Впоследствии он был взорван. Каждый год осенью, собирая грибы в лесу, я вижу на этом месте целое море маргариток. На высокой горе стояли качели. Здесь собиралась молодежь и проводила свое свободное время. Об этом мне рассказывали родственники. Еще помню, как старые жители делились впечатлениями о том, как они прислуживали членам семьи фабрикантов, топили баню, убирали комнаты, готовили обеды. В нескольких километрах от деревни Городины находятся озера Черное и Рубское, большое болото, которое называется Синява. В годы войны на нем проводились исследовательские работы по добыче торфа. Семья Шолоховых состояла из родителей и семерых детей. Перед войной один из сыновей – Федор — ушел служить в армию. Там его и застала война. Что пришлось пережить молодому бойцу, об этом он рассказывал нечасто. Воевал под командованием генерала Власова. А, как известно, Власов сдал армию немцам. Как вспоминал отец, на митинге Власов объявил о сдаче армии и что бороться бесполезно. Причем перед митингом военнослужащие были безоружны. Однако у одного из лейтенантов пистолет не отобрали, и он попытался выстрелить в генерала, но его охрана тут же расправилась с офицером. Так отец вместе с другими бойцами попал в плен. Воины попали в польский лагерь Освенцим. Голодные, раненые, шли они к месту своего заключения. Провожали их жители, кто-то старался поделиться хлебом, за что немцы стреляли без предупреждения. Со слезами на глазах отец  вспоминал, как маленькую девочку прошила автоматная очередь за то, что она хотела передать хлеб пленным.

В лагере под открытым небом находились пленные разных национальностей. Уважительно говорил отец о французах, которые старались делиться с русскими едой. Бочки с едой валились прямо на землю, приходилось есть даже мышей. Многие умирали от голода и болезней. Затем немцы стали отбирать пленных на различные работы, пользовались спросом те, кто владел каким-нибудь ремеслом. А так как отец на гражданке был счетоводом, решил: будь что будет. И тут ему повезло. Немцам нужны  были сапожники и те, кто мог шить. Старый еврей, с которым он подружился , посоветовал сказать, что он шить умеет. И молодой боец следил, как еврей управляется с шитьем, повторял все его движения. Именно это и помогло ему выжить.

Эта наука пригодилась и в мирной жизни: он никому не отказывал в помощи, ремонтировал или шил обувь, чинил швейные машинки. С теплотой до последних дней вспоминал пожилого еврея, который научил его ремеслу. Оно, в свою очередь, спасло жизнь молодому солдату. Затем Федор Николаевич Шолохов вместе с другими пленными был угнан в Германию, где их использовали на различных работах. Рассказывал, как приходилось несладко, но вера в победу была велика, и надежда вернуться на Родину не оставляла. После окончания Великой Отечественной войны  состоялся обмен пленных. Вернувшись на родину, Федор Николаевич 40 лет проработал на Тейковском торфопредприятии в отделе снабжения. Его ценили и уважали в коллективе. Ветеран имел воинские награды, их бережно хранят его потомки. Вместе с супругой Марией Егоровной воспитал четверых детей, помог получить им высшее и средне-специальное образование.

 

Надежда Скедина 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика